Клен над моей головой

Пишет Таня

Не могу: сделаю перепост. Пусть побольше людей почитают. Это пишет Таня, первая преподавательница музыки моей старшей дочки, на самом деле - первый человек, с которым я познакомилась в Израиле весной 1992 года. Как пишет!

Война, которой не должно быть

Originally posted by taniagrin at Война, которой не должно быть
Война у нас заканчивается так же внезапно, как и начинается.
Телевизор, уставший от круглосуточной трансляции бомбёжек, пожаров и кошмаров, замолкает, и вообще не понятно, как  и когда он опять заговорит.

Журналисты, получившие серьезное образование в лучших вузах мира, как-то не думали, что им придется вести репортаж при сорокаградусной жаре из городов, которые обстреливают ракетами.

"Ракета попала в дом! Ракета попала в машину! "

А я вижу этого журналиста глазами его мамы …. В бронежилете под огнем. Бронежилет защищает от ракет…. Рифма! Можно продолжить стихотворение, а войну надо прекратить.
У нас летом не бывает дождей. Самое ценное, что у нас есть – это вода. Сейчас вода идет на пожары, а не на полив растений и цветов.
Фруктовые деревья держатся – они привыкли к зною.

Уже давно мой начальник объяснил мне, что когда будет отбой, нужно моментально вернуться к обычному расписанию на работе.
Шум самолетов, в воздухе летают обрывки пожаров, на лестнице перья от порвавшейся подушки, брошенные игрушки во дворе….
Когда спускались в бомбоубежище, всё бросили, как попало.

И вдруг объявляют, что война закончена, и всем можно вернуться к обычной жизни.
Вот только что была война, например в 8.30 утра. А в 8.31 – войны уже нет. Многие уехали из города. На улицах так пусто, что можно ходить голой.

А у меня вдруг звонит телефон:
- Урок музыки сегодня будет? – скучный голос моей ученицы, она всегда делает мне одолжение. Только минуту назад объявили об окончании войны.
- Будет…. – отвечаю я очень неуверенно.
Смотрю на своё недоумевающее лицо в зеркало: Урок музыки? Сегодня?

Не представляю, как войти в нормальную орбиту жизни. А как же перья на лестнице? А как же эта вакуумная тишина, которая страшна не меньше, чем разрывы ракет?
Но, раз обещала, иду в класс, где много лет даю уроки музыки.

На улицах, как на Луне…. Никого! Ни одного человека.
Клавиши спрятались под крышкой фортепиано, и я их пока не тревожу.

"Может быть мне почудился этот звонок ученицы?" – думаю я.

Но нет, вижу идет по пустынной улице девочка. Зовут её Равид.
Через плечо сумка, которую я ей сшила и даже вышила на ней скрипичный ключ.
Учится она музыке вяло, больше мама её радуется, чем она, что мелодии Моцарта и Чайковского звучат в их доме.
Но может быть я ошибалась? Не может человек, который не очень-то любит уроки музыки, на первой минуте после войны, захотеть прийти на урок! Может быть она любит музыку, но скрывает это?

Идет девочка, с сумкой через плечо. Я стою в двери своего класса – это коттедж без ступеньки, прямо с улицы можно зайти в открытую всегда дверь.
Смотрю на приближающуюся девочку и вижу, что Земля круглая. Она идет по круглой планете Земля!
Вяло идет, не торопится, как всегда….

Мы начинаем урок. Руки у неё хорошие. Память замечательная!
Она смотрит на меня сонным взглядом и спрашивает: с чего начать?
А я не знаю с чего начать урок музыки после войны.
- Ну давай начнем с отрывка из "Лебединого озера" – говорит она мне покровительственным тоном.

Пока она играет, я думаю: "Как родители отпустили ребенка одного? Ведь только что прекратили обстрелы города ракетами!"
- А где твоя мама? Почему она не пришла на урок? – мама её обычно приходит и просто украшает весь процесс обучения: шутит, балдеет от музыки, танцует, плачет и смеется , в зависимости от содержания урока.
Равид не похожа на маму – она равнодушна, но великодушна.

Вдруг в открытую дверь класса вламываются журналисты и какие-то заблудившиеся туристы. Они ошалело смотрят на нас: учительница и рядом смешнющая ученица, которая одарила всех вошедших своим знаменитым взглядом: "Надоели! Сщас будут задавать вопросы…."
И точно:
- Что это? - Спрашивает журналист в бронежилете. Отечное его лицо обгорело на солнце, видно что он не спал, не пил и не ел все дни войны.

Мы не закрываем дверь класса, и музыка слышна гулко во всем городе, как на Луне. Если на Луне космонавты заиграю на фортепиано, то тоже будет слышно всем на свете.
Туристы окружают нас, а операторы устанавливают свою аппаратуру.

- Что это? – повторяет свой вопрос журналист, имея ввиду: как вы здесь оказались и что вы здесь делаете?

- Отрывок из "Лебединого озера"  - вяло отвечает моя ученица и поворачивается ко мне, показывая своё скептическое удивление.

- Что? Какое озеро? – лицо журналиста вытягивается от удивления и ещё больше краснеет.
- Это Чайковский!!! – теряет терпение моя ученица, и я вдруг узнаю свои интонации в её голосе.

Своим спокойствием Равид привела в чувство всех присутствующих.
Все закивали головой: " Ну конечно! Конечно, это Чайковский!"

Гости сели в кресла, которых много в нашем классе – здесь проходят концерты играющих на фортепиано детей.
Начинается съемка. И на фоне дивной мелодии, мы слышим голос журналиста, который рассказывает о нашем с Равид уроке, в первые минуты после объявления перемирия.
DSC_0016
Да, мне это все очень знакомо. Пока не оказалась там, все думала, что на мое поколение не выпало войн. А потом беготня с учениками из класса в бомбоубежище и радость при виде машины, которая ездила по городу, объявляя по громкоговорителю: "Возвращаемся к нормальной жизни!"
Мне тоже. Раньше, еще в Москве, я всегда думала: "Интересно, как это люди живут в пограничном городе?" Неисповедимы пути Его. В рассказе не упоминается, что речь идет о городке Метула - крайней северной точке Израиля.
Грусть. Грусть и надежда. Очень хорошо написано, очень!
Заходи к ней в журнал иногда, Алексей, интересно Таня пишет. Как новая работа?
"Кто сказал, что надо бросить песни на войне?"
Чистого неба вам!
Бесконечно, бесконечно, бесконечно.......(((((
Когда-то всему приходит конец, все становится ясно, и нет ничего "сокровенного, что не открылось бы".
как проникновенно. разревелась. вспомнила, как посреди дня рождения моей дочки вдруг завыла сирена. как я неслась со стайкой перепуганных девчонок к миклат. и как потом мы поднялись и как ни в чем ни бывало продолжили праздновать. просто потому что иначе это невозможно пережить..
Очень трогательно написано. В 2006-м мой муж был на границе с Ливаном, он ведь был артеллеристом, и его призвали. И вот он служил, а я осталась с двумя маленькими детьми и ремонтом. Теперь это смешно. Ремонт проходил как раз в детской, которая одновременно мамад. Но это конечно ерунда, мы были в безопасности. А вот жители севера - это ужасно. А сейчас опасность с юга и мы тоже входим в зону обстрела, но слава богу, что есть железный купол и у нас комната мамад дома, и мой муж уже вышел из возраста призывающихся.
Ничего себе - смешно вспоминать... Держитесь. Я читаю сводки и друзья пишут. Сегодня обстреливали Ашкелон и даже в Нагарию стреляли из Газы.
Это здорово,просто потому что жизнь сильнее войны ,но .Летит ракета.Звенит ,оглушая сирена,на автомате идёшь в подъезд.В любое время,сегодня в 6 утра и в 5 вечера.замечательно написано,Танечка талантлива.
Оля, а как у вас сейчас? Неужели в Ришоне тоже "на автомате идешь в подъезд"?