Клен над моей головой

Люблю обоих

и Пьера, и князя Андрея...

"Они подъехали к разлившейся реке, которую им надо было переезжать на пароме. Пока устанавливали коляску и лошадей, они пошли на паром.
Князь Андрей, облокотившись о перила, молча смотрел вдоль по блестящему от заходящего солнца разливу.
— Ну, что же вы думаете об этом? — спросил Пьер. — Что же вы молчите?
— Что я думаю? Я слушал тебя. Все это так, — сказал князь Андрей. — Но ты говоришь: вступи в наше братство, и мы тебе укажем цель жизни и назначение человека и законы, управляющие миром. Да кто же мы? — люди. Отчего же вы все знаете? Отчего я один не вижу того, что вы видите? Вы видите на земле царство добра и правды, а я его не вижу.
Пьер перебил его.
— Верите вы в будущую жизнь? — спросил он.
— В будущую жизнь? — повторил князь Андрей, но Пьер не дал ему времени ответить и принял это повторение за отрицание, тем более что он знал прежние атеистические убеждения князя Андрея.

— Вы говорите, что не можете видеть царства добра и правды на земле. И я не видал его; и его нельзя видеть, ежели смотреть на нашу жизнь как на конец всего. На земле, именно на этой земле (Пьер указал в поле), нет правды — все ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды и мы теперь дети земли, а вечно — дети всего мира. Разве я не чувствую в своей душе, что я составляю часть этого огромного, гармонического целого? Разве я не чувствую, что я в этом бесчисленном количестве существ, в которых проявляется божество, — высшая сила, — как хотите, — что я составляю одно звено, одну ступень от низших существ к высшим? Ежели я вижу, ясно вижу эту лестницу, которая ведет от растения к человеку, то отчего же я предположу, что эта лестница, которой я не вижу конца внизу, она теряется в растениях. Отчего же я предположу, что эта лестница прерывается со мною, а не ведет дальше и дальше до высших существ? Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был. Я чувствую, что, кроме меня, надо мной живут духи и что в этом мире есть правда.
— Да, это учение Гердера, — сказал князь Андрей, — но не то, душа моя, убедит меня, а жизнь и смерть, вот что убеждает. Убеждает то, что видишь дорогое тебе существо, которое связано с тобой, перед которым ты был виноват и надеялся оправдаться (князь Андрей дрогнул голосом и отвернулся), и вдруг это существо страдает, мучается и перестает быть... Зачем? Не может быть, чтоб не было ответа! И я верю, что он есть... Вот что убеждает, вот что убедило меня, — сказал князь Андрей.
— Ну да, ну да, — говорил Пьер, — разве не то же самое и я говорю!
— Нет. Я говорю только, что убеждают в необходимости будущей жизни не доводы, а то, когда идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет там в нигде,и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И я заглянул...
— Ну, так что ж! Вы знаете, что есть там и что есть кто-то? Там есть — будущая жизнь. Кто-то есть — Бог.
Князь Андрей не отвечал. Коляска и лошади уже давно были выведены на другой берег и заложены и уж солнце скрылось до половины и вечерний мороз покрывал звездами лужи у перевоза, а Пьер и Андрей, к удивлению лакеев, кучеров и перевозчиков, еще стояли на пароме и говорили.
— Ежели есть Бог и есть будущая жизнь, то есть истина, есть добродетель; и высшее счастье человека состоит в том, чтобы стремиться к достижению их. Надо жить, надо любить, надо верить, — говорил Пьер, — что живем не нынче только на этом клочке земли, а жили и будем жить вечно там, во всем (он указал на небо). — Князь Андрей стоял, облокотившись на перила парома, и, слушая Пьера, не спуская глаз, смотрел на красный отблеск солнца по синеющему разливу. Пьер замолк. Было совершенно тихо. Паром давно пристал, и только волны течения с слабым звуком ударялись о дно парома. Князю Андрею казалось, что это полосканье волн к словам Пьера приговаривало: «Правда, верь этому».
Князь Андрей вздохнул и лучистым, детским, нежным взглядом взглянул в раскрасневшееся восторженное, но все робкое перед первенствующим другом, лицо Пьера.
— Да, коли бы это так было! — сказал он. — Однако пойдем садиться, — прибавил князь Андрей, и, выходя с парома, он поглядел на небо, на которое указал ему Пьер, и в первый раз после Аустерлица он увидал то высокое, вечное небо, которое он видел, лежа на Аустерлицком поле, и что-то давно заснувшее, что-то лучшее, что было в нем, вдруг радостно и молодо проснулось в его душе. Чувство это исчезло, как скоро князь Андрей вступил опять в привычные условия жизни, но он знал, что это чувство, которое он не умел развить, жило в нем. Свидание с Пьером было для князя Андрея эпохой, с которой началась хотя во внешности и та же самая, но во внутреннем мире его новая жизнь."
"Войну и мир" до сих пор преподают в русских школах? Когда-то учителя хотели, чтобы мы поняли этот текст и его глубокий смысл...
Не знаю, я в школе не читала. И сейчас не все понятно. А уж про Аннну Каренину еще сложнее. Надо почитать. Я и ее в девятом классе не читала. Не понимаю как сочинения писала.
Я помню, что пыталась читать и очень обвиняла себя в несерьёзности: пропускала куски, страницы, главы. Запомнилась Наташа Ростова. Но спас фильм Бондарчука "Война и мир": в мои 16 лет- это было событие.
"Анну Каренину" читала в школьном возрасте, но как специально для меня Александр Зархи создает фильм с Татьяной Самойловой и Василием Лановым. Поэтому Лев Толстой у меня связан с этими фильмами, образами, которые артисты создали. Мощные понятия вошли в мозг и остались там.
Фильмы замечательные, это события и диалоги. Это хорошо, но с годами оказалось, что рассуждения самого Толстого намного интереснеее, ибо "глыба". А они только в книгах, иногда они за кадром, но чаще вне кадра:)
А я ВиМ читала-читала с 12-и лет и потом всю сознательную жизнь. Правда, лет 10 как - всё.)) Начиталась? Просто компьютер, чтоб его! А уж "Анну Каренину" так знаю наизусть. Особенно линию Левин-Кити.
А ещё вы мне напомнили, Лена... что? Да "Тоску" (одну из) с Кауфманом.))



Когда Каварадосси тоже "в виду" (толстовское слово) чёрного грозного неба ждёт смерти.
Раздаётся песня пастушка (музыкальный образ Рима 1800-го года), что тоже другая жизнь. Она где-то идёт и будет продолжаться. А он - то, что есть каждый человек. Та самая толстовская "бессмертная душа". Помните, как пленённый Пьер у Бондарчука в фильме сам с собой говорит: - Не пустил меня солдат... не пустил. Кого, меня? МЕНЯЯЯЯЯЯ!!! МОЮ БЕССМЕРТНУЮ ДУШУ?????? :)) - тут всё воет и плачет, и мы видим то самое звёздное небо и остальной мир.
Так и тут. Прекрасно сыграно. Лежит, скорчившись, спелёнутый раб, дитя человеческое, одиночество между жизнью и смертью. То ли дремлет, то ли Тоску свою ("близкое существо") вспоминает, но с первыми звуками своей знаменитой арии сильным движением встаёт и идёт строить Мир. Глазик на стене рисует.
Сколько ни смотрю, мизансцена каждый раз Толстого приводит на ум.) Ах.
Какой подарок! такая музыка и Кауфман! Спасибо, у меня этого в журнале почти и нет.
Ну "Не пустил меня солдат... не пустил. Кого, меня? МЕНЯЯЯЯЯЯ!!! МОЮ БЕССМЕРТНУЮ ДУШУ?????? " - это наше все, и сопровождает всю жизнь, а вот почему линия Левин-Кити особенно полюбилась?
Полюбилась? Я не знаю. За чистоту, наверное. За звон хрустальный. За точность и узнаваемость описанных чувств.
За них у Толстого ещё менее известное сочинение ужасно люблю, "Семейное счастье". Тоже музыка сплошная.
А Кауфман, да. Пусть допоёт. На самом главном месте остановился.:))



Ну да, это и не поймешь пока не почувствуешь: " С этого дня кончился мой роман с мужем; старое чувство стало дорогим, невозвратимым воспоминанием, а новое чувство любви..."

Вообще надо мне оперы послушать более целенаправленно.
Целая опера может отпугнуть. Примерно, как "целая" Война и мир. Зачем себя напрягать? Правильно начинать - с арий, с отрывков. А полюбивши героя (героев), и за целое браться. И очень важна постановка. Для начала - непременно классическая. И чтобы участники радовали глаз. Внешностью. Да-да!)) Если "Тоска", то лучше такая:
http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4319418
Отдельные арии и так в голове крутятся и помнишь их в деталях, а вот оперы целиком - за это спасибо. Буду разбираться с торрентами.
У тебя очень интересный блог. Я немного зачитался даже. Добавил в друзья)) Буду почитывать)
Читай на здоровье! Если в политические диспуты не будешь вовлекать, можно и общаться:)
Только вчера говорил с отцом об этом романе. Он настоятельно мне советовал его прочитать=)
...Пропуская войну. На первый раз - уж точно.
Петю Ростова можно оставить.)
Вот верно: в заголовке всё сказано.
И я люблю обоих.

И "Война и мир" в двадцатке любимых книг