Клен над моей головой

Философские пароходы - 30 сентября



30 сентября 1922 года Эдгар вернулся домой около одиннадцати вечера, отработав первый день бухгалтером в новой конторе, где все было непонятно и сумбурно. "Ничего, привыкну, разберусь, и не такое разгребал" - говорил он себе пока шел быстро домой последней ночью сентября. Сыновья - один пяти лет , другой - десяти, - спали. Лёля, жена, сидела за круглым столом и зашивала шелковую подкладку пушистой муфточки . Сама муфта была еще вполне приличной, но подкладка уже разорвалась, расползлась.

Вообще все в доме, как и в жизни, разбивалось, рвалось и рушилось.

Все расползалось на глазах. Не была исключением и когда-то ажурная шерстяная шаль на плечах жены.

Лёля же изо всех сил пыталась сохранить и упорядочить то, что еще можно было как-то сгрести в кучу и оберегать, в надежде, что рано или поздно все наладится. Впрочем, никто уже не верил, что все скоро встанет на свои места. Было сомнительно, что это вообще произойдет: уж слишком стремительно раскололся весь веками охраняемый уклад семей, городов и всей страны.

Закончив с муфтой, Лёля стала подписывать старые довоенные - из совсем другой жизни - фотографии: кто на фото, год и месяц. На одной написала: дорогой маме и бабушке от Елены и Эдгара.

- Несколько профессоров из твоего университета сегодня высланы в Германию, - сказала Леля мужу - мрачно и тихо.

- Уже? Как?

- Да так, налегке. Навсегда. Правда, здесь в газете написано, что на три года, но никто не верит. Это вместо расстрела.

- А сколько всего людей выслали?

- Двести двадцать пять. Вот, почитай: Иван Ильин, Бердяев, изобретатель Игорь Сикорский...

- А из знакомых, кроме профессоров МГУ, есть кто-то?

- Социолог Сорокин... лингвист Якобсон... Боже мой, чем же лингвист-то им помешал? Эдя, давай уедем!

- Во-первых, уже не уехать, во-вторых, ты не Гиппиус, я не Мережковский.
Они уехали в 1920 году, открыли своим ключом свою квартиру в Париже и стали жить-поживать.
У нас квартиры в Париже нет. Денег тоже. Скажи: что я, юрист, российский присяжный поверенный, буду там делать?
А главное - как оставить родителей?

- Ты знаешь три языка, я тоже знаю французский и немецкий... и я, в конце концов, тоже юрист. Я очень хорошо умею печь пироги.
Лёля подняла на Эдгара полные слез прекрасные темно-карие глаза, которые свели его с ума, когда они еще оба были гимназистами.

- Ты - "юрист-девица" - улыбнулся Эдгар, вспомнив их учебу на фоне бурного романа, его в МГУ и ее на высших женских юридических курсах. - Знаешь, Лясенька, есть еще одно: я люблю Россию.

Так или примерно так беседовали в тот вечер Эдгар Робертович Левинсон, выпускник юридического факультета МГУ, еврей, родители которого приехали в Россию еще в 50-х годах 19 века из Гамбурга и жили в то время в Москве, и его жена Елена Васильевна Левинсон, в девичестве Пантелеева, русская дворянка. Отец Эдгара до революции был владельцем мануфактуры и купцом первой гильдии (эта гильдия давала еврею право жить в Москве и Петербурге).

Они не уехали. В тот день они еще не знали, что скоро закрутится НЭП. Отец Эдгара поднимет из руин свою громадную фабрику - мануфактуру и опять начнет по всей России продавать ткани, одежду из этих тканей, скатерти, кружева.

Эдгар будет помогать отцу, поскольку и последние годы перед революцией ушел в бизнес, все тот же - текстильный, и они работали вместе. Все вернется и даже покажется, что...

Но через несколько лет нэпманам начнут "ломать хребты".

Самых успешных расстреляют. Левинсоны и были одними из самых успешных.

Отца не тронут. Эдгара посадят в тюрьму с уголовниками, и начальство будет каждый день повторять, что зачем в лагеря-то, если все равно расстреляют на днях. Он будет ежедневно ждать расстрела в тюрьме четыре года и выйдет чудом.

Как-нибудь расскажу. Они переживут 1937 год, когда будет расстрелян двоюродный брат Эдгара - Анатолий Левинсон. Знаете за что?

Знаете, за что Сталин расстреливал людей?

Анатолия расстреляли за то, что он был альпинистом.

Они переживут войну и кошмар дела врачей. Их старший сын Юрий женится на красавице-еврейке из Херсона - Зине, ученице Айседоры Дункан и у них будет сын.

В 14 лет младший сын Елены и Эдгара - Владимир заболеет менингитом и умрет, и Лёля всю жизнь будет носить маленький закрывающийся медальон с фотографиями сыновей Юрия и Владимира, а когда медальон попадет ко мне в руки, я его тут же потеряю. Но вот, единственное кольцо Лёли, моей прабабушки я ношу и сегодня.


Елена и Эдгар Левинсон


Эдгар Левинсон с сыновьями Юрием (Юрий в середине, это мой дед, отец отца) и Владимиром
Какие лица красивые.
Вот это история... А расскажи еще, пожалуйста, что было дальше?
Оля, привет,
приятно, что ты первая зашла и почитала. Я вот думаю, что написать: роман или повесть. Отдельные части уже есть, я здесь кое-что опубликую. Спасибо:)
Как ты быстро исправляешь, правишь. Я только дочитывала пост, а ты правильно разделила.

Роман писать, роман.
Привет, Мила. Мне просто показалось, что слишком длинно получается, и я разделила свой текст и чужой на два поста.
Какой красавец Эдгар! У всех красивые светлые лица.
Надо писать роман. Если чувствуете, что поднимете такую махину. Тема-то гигантская.
Инна, изначально хотела написать про прадеда и пробабку для дочек, потом потянулись какие-то другие темы о времени, о любви вооще, короче, не знаю что получится:)
Думаете, это может быть кому-то интересно?
Лена,ты отлично пишешь.Материал достойный,история семьи.Пиши обязательно.
Какая трудная судьба!
Напишите подробнее, Елена! Это очень интересно - человеческие судьбы на фоне исторических событий.
Вот - да "на фоне исторических событий", которые через столько лет выглядят понятнее.
Изумительные лица, прекрасные и мудрые. Жалко, не хватило мудрости уехать все же... Жду книжку о них
А если бы они уехали в Германию, что скорее всего, что было бы с ними там в 30-40-х годах? Думаю, мы с тобой сейчас не переписывались, Надя.:) Вообще, то что мы все есть, и у каждого тянется ниточка в прошлое к своим прадедушкам, говорит о том, что это какоя-то уникальная случайность, и что двадцатый век... "век мой, зверь мой" пронесся мимо, не уничтожив.
Какие красивые лица. И какая история...
Какие лица, какое время!..
"Есть еще одно: я люблю Россию"...
Спасибо! Пишите, обязательно пишите. Содержание подскажет форму. Если речь пойдёт о нескольких поколениях, будет много героев, масштаб - то это роман. Если события более камерные, то повесть. Главное - пишите.
Прекрасные лица. За каждым из нас - история. И когда есть силы и желание погружаться в нее, то, конечно, стоит писать. А роман или повесть - как сложится. Так мне кажется.
За каждым история, это точно, даже много историй. Предки стали вспоминаться часто, видимо надо написать. Мы с Вами как-то говорили про НЭП. Крутятся 20-е годы в голове. Про тридцатые все уже известно... вроде.
Я зашел написать какие у всех красивые и светлые лица, мы не сговаривались:-)
Спасибо большое. Жаль, что фотографии, побывавшие в двух иммиграциях потрепались изрядно, но хорошо хоть сохранились. у брата в Кармиеле больше, но не допросишься отсканировать и прислать.
Современные? Ну не знаю, может быть. По-моему в разные времена были разные лица. Иногда на со средневековых портретов смотрят люди, которые вчера на улице встретились, а иногда и на современной фотографии кто-то из средних веков.
Думаю, этот снимок сделан в конце 20-х годов.
Я думаю, что и у твоих не менее интересные, а может и трагические судьбы.
Интересный и трагичный век, такие же и судьбы. Удачливые люди, они пережили это время и дали нам жизни! Вечная им память и низкий поклон.
Век им достался действительно непростой, хотя неизвестно, что еще преподнесет 21-й век. Спасибо за хорошие слова.
Читаешь - ком в горле и слезы набегают, какие испытания люди прошли, так близко воспринимается все, наверное потому, что буквально у каждого есть своя трагическая история. Пиши, Лена, обязательно. Не зря же Бог тебе талант дал.
Конечно, Алена, у каждого в семье есть свои истории и трагические, и счастливые, потому рассказы о них и находят отклик, хотя, может быть кому-то из совсем молодых людей это и не очень понятно.
Очень интересный материал, Леночка. Очень здорово будет, если Вы напишите роман. Столько у Вас материала.
Какие же красивые лица у Ваших родных!
Вечная память ушедшим!

От материала, Лиля, если честно уже пухнет голова, я начала этим заниматься, спрашивать живых родных, читать кое-что, одна ниточка тянет другую. Обращаешься в архив за одной информацией, а на тебя что-то неожиданное падает и ставит все точки над i - закрывает непонятные места. Вот как история с альпинистом. Было непонятно почему мой дед всю жизнь не разговаривал с родным братом этого альпиниста, который вроде, по рассказам сразу отрекся от того, которого расстреляли, хотя я до сих пор в этом не уверена.