Клен над моей головой

Андрей Вознесенский

Почему два великих поэта,
проповедники вечной любви,
не мигают, как два пистолета?
Рифмы дружат, а люди — увы...

Почему два великих народа
холодеют на грани войны,
под непрочным шатром кислорода?
Люди дружат, а страны — увы...

Две страны, две ладони тяжелые,
предназначенные любви,
охватившие в ужасе голову
черт-те что натворившей Земли!

(1977)

*******

Есть русская интеллигенция.
Вы думали — нет? Есть.
Не масса индифферентная,
а совесть страны и честь.

Есть в Рихтере и Аверинцеве
земских врачей черты —
постольку интеллигенция,
постольку они честны.

«Нет пороков в своем отечестве».
Не уважаю лесть.
Есть пороки в моем отечестве,
зато и пророки есть.

Такие, как вне коррозии,
ноздрей петербуржской вздет,
Николай Александрович Козырев —
небесный интеллигент.

Он не замечает карманников.
Явился он в мир стереть
второй закон термодинамики
и с ним тепловую смерть.

Когда он читает лекции,
над кафедрой, бритый весь —
он истой интеллигенции
указующий в небо перст.

Воюет с извечной дурью,
для подвига рождена,
отечественная литература —
отечественная война.

Какое призванье лестное
служить ей, отдавши честь:
«Есть, русская интеллигенция!
Есть!»

*******

Вечером, ночью, днем и с утра
благодарю, что не умер вчера.

Пулей противника сбита свеча.
Благодарю за священность обряда.
Враг по плечу - долгожданнее брата,
благодарю, что не умер вчера.

Благодарю, что не умер вчера
сад мой и домик со старой терраской,
был бы вчерашний, позавчерашний,
а поутру зацвела мушмула!

И никогда б в мою жизнь не вошла
ты, что зовешься греховною силой -
чисто, как будто грехи отпустила,
дом застелила - да это ж волжба!

Я б не узнал, как ты утром свежа!
Стал бы будить тебя некий мужчина.
Это же умонепостижимо!
Благодарю, что не умер вчера.

Проигрыш черен. Подбита черта.
Нужно прочесть приговор, не ворча.
Нужно, как Брумель, начать с «ни черта».
Благодарю, что не умер вчера.

Существование - будто сестра,
не совершай мы волшебных ошибок.
Жизнь - это точно любимая, ибо
благодарю, что не умер вчера.

Ибо права не вражда, а волжба.
Может быть, завтра скажут: «Пора!»
Так нацарапай с улыбкой пера:
«Благодарю, что не умер вчера».

*******

Б. Ахмадулиной

Нас много. Нас может быть четверо.
Несемся в машине как черти.
Оранжеволоса шоферша.
И куртка по локоть - для форса.

Ах, Белка, лихач катастрофный,
нездешняя ангел на вид,
хорош твой фарфоровый профиль,
как белая лампа горит!

В аду в сковородки долдонят
и вышлют к воротам патруль,
когда на предельном спидометре
ты куришь, отбросивши руль.

Люблю, когда выжав педаль,
хрустально, как тексты в хорале,
ты скажешь: «Какая печаль!
права у меня отобрали...

Понимаешь, пришили превышение
скорости в возбужденном состоянии.
А шла я вроде нормально...»

Не порть себе, Белочка, печень.
Сержант нас, конечно, мудрей,
но нет твоей скорости певчей
в коробке его скоростей.

Обязанности поэта
не знать километроминут,
брать звуки со скоростью света,
как ангелы в небе поют.

За эти года световые
пускай мы исчезнем, лучась,
пусть некому приз получать.
Мы выжали скорость впервые.

Жми, Белка, божественный кореш!
И пусть не собрать нам костей.
Да здравствует певчая скорость,
убийственнейшая из скоростей!

Что нам впереди предначертано?
Нас мало. Нас может быть четверо.
Мы мчимся -
а ты божество!
И все-таки нас большинство.

(1965)

*******

В дни неслыханно болевые
быть без сердца - мечта.
Чемпионы лупили навылет -
ни черта!

Продырявленный, точно решёта,
утешаю ажиотаж:
«Поглазейте в меня, как в решетку,-
так шикарен пейзаж!»

Но неужто узнает ружье,
где,
привязано нитью болезненной,
бьешься ты в миллиметре от лезвия,
ахиллесово
сердце
мое!?

Осторожнее, милая, тише...
Нашумело меняя места,
Я ношусь по России -
как птица
отвлекает огонь от гнезда.

Все болишь? Ночами пошаливаешь?
Ну и плюс!
Не касайтесь рукою шершавою -
я от судороги - валюсь.

Невозможно расправиться с нами.
Невозможнее - выносить.
Но еще невозможней -
вдруг снайпер
срежет
нить!

(1965)

*******

Р. Щедрину

В воротничке я — как рассыльный
в кругу кривляк.
Но по ночам я — пес России
о двух крылах.

С обрывком галстука на вые
и дыбом шерсть.
И дыбом крылья огневые.
Врагов не счесть.

А ты меня шерстишь и любишь,
когда ж грустишь —
выплакиваешь мне, что людям
не сообщишь,

В мурло уткнувшись меховое
в репьях, в шипах...
И слезы общею звездою
в шерсти шипят.

И неминуемо минуем
твою беду
в неименуемо немую
минуту ту.

А утром я свищу насильно,
но мой язык —
что слезы
слизывал
России,
чей светел лик.

*******

Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.

Будто послушник хочет к господу,
ну а доступ лишь к настоятелю —
так и я умоляю доступа
без посредников к настоящему.

Будто сделал я что-то чуждое,
или даже не я — другие.
Упаду на поляну — чувствую
по живой земле ностальгию.

Нас с тобой никто не расколет.
Но когда тебя обнимаю —
обнимаю с такой тоскою,
будто кто-то тебя отнимает.

Одиночества не искупит
в сад распахнутая столярка.
Я тоскую не по искусству,
задыхаюсь по настоящему.

Когда слышу тирады подленькие
оступившегося товарища,
я ищу не подобья — подлинника,
по нему грущу, настоящему.

Все из пластика, даже рубища.
Надоело жить очерково.
Нас с тобою не будет в будущем,
а церковка...

И когда мне хохочет в рожу
идиотствующая мафия,
говорю: «Идиоты — в прошлом.
В настоящем рост понимания».

Хлещет черная вода из крана,
хлещет рыжая, настоявшаяся,
хлещет ржавая вода из крана.
Я дождусь — пойдет настоящая.

Что прошло, то прошло. К лучшему.
Но прикусываю, как тайну,
ностальгию по-настоящему.
Что настанет. Да не застану.

(1976)
Tags:
Спасибо, что напомнили. Сразу понятно, в чьих рядах он бы сегодня был.
Он был прежде всего интеллигентный человек и талант.
Лена, получается, то, о чем болела его душа, живо и 30-35 лет спустя, раз оказывается криком о сегодняшнем дне:(((
Никого так хорошо не помню, как его. Он был тем, кто привел меня в поэзию впервые, они сделали стихи модой, и стихи его были для меня тогда самыми лучшими, попадавшими прямо в сердце. А уж потом пришли все другие. А эти все помню отлично. Не наизусть, конечно, но
Я тоже как-то въехала в поэзию классе в 9-м, имменно благодаря его стихам. Ностальгию по настоящему и "есть русская интеллигенция..." помню наизусть с тех пор, хоть и не учила.
А мне он слышится очень узким. Очень! Примета времени - да. Но чтобы это читалось, привлекало спустя десятилетия - нет.(( Не догоняю. Допускаю. Или знаю плохо. Но вот почитала сейчас - не....
Спасибо. Раньше почти все это наизусть помнила. А еще очень люблю "Антимиры", "Осень в Сигулде", "париж без рифм"... да все люблю.
Вознесенского можно любить даже только за "Юнону" и "Авось"...

А спор о поэтах (как тут выше в комментариях)... Мне в этом споре самым важным видится не та или иная точка зрения. Я, к примеру, могу вмешаться и заявить третью, да и кто угодно может... Куда важнее другое: а почему, собственно, так задевает чужая позиция, чужой вкус? Почему так задевает чья-то любовь к поэту или писателю, которого ты не любишь?
Почему задевает нелюбовь - понятно, с ней проще. Например, я люблю Гумилёва или Ахматову, кто-то высказывается о них пренебрежительно, мне это неприятно. Но иногда сталкиваешься с противоположным: говоришь, что любишь чьё-то творчество, и в ответ раздаётся: "О, как можно! Да он же такой..." Дальше - нелестные эпитеты, резкие оценки. Попытка классификации? Попытка расставить весь мир по местам?

Очень многие строят свои классификации именно на вкусах. Любит того, не любит этого - значит, наш человек. Или чужой. Но - спорящие спорят, а поэзия, недоумевая, парит над всем этим, свободная от перегородок, которые ей пытаются поставить читатели... И никакие резкости ей не страшны - её просто не достать словами с земли.
" И никакие резкости ей не страшны - её просто не достать словами с земли."
Вот это точно. А насчет свой-чужой - так далеко, вроде. мы не заходили.
Когда кто-то не любит, то что любишь ты - это на самом деле просто иное восприятие, ну и ладно,
но вот если он еще и обожает то, что ты не любишь совсем, то это очень удивляет...
И хочется поговорить... об этом:)
Я не только про разговор выше - периодически тоже приходится сталкиваться с подобным... Причём иногда люди делают далеко идущие выводы из чужих вкусов.
Это случается, когда пристрастие одного - маркер пошлости или ещё чего похуже для другого. Но, с другой стороны, вкусы же зависят от множества вещей - и если я уважаю человека и более-менее неплохо его знаю, а он любит нечто для меня неприемлемое... Смотря что, конечно, но в принципе - пусть себе любит. Ни с кем и никогда вкусы не совпадают на 100%. Отталкивает только радикальность в этих вопросах. "Одному нравится арбуз, другому - свиной хрящик".