ellenwisdom (ellenwisdom) wrote,
ellenwisdom
ellenwisdom

Category:

"Помнишь ли ты, как счастье нам улыбалось?"3

Начало здесь: http://ellenwisdom.livejournal.com/91947.html
Продолжение здесь: http://ellenwisdom.livejournal.com/96532.html

Чистые пруды – это родина в прямом смысле. Помню, года в три я четко отвечала на вопрос, где я живу: «Улица Кирова, дом 34, квартира 2А». В этой квартире вырос мой отец, а бабушка жила с 7 лет. Меня до посинения выгуливали в коляске, наматывая круги по Чистым прудам. Одно из первых воспоминаний: высокие деревья, лучи солнца сквозь листву и огромные белые лебеди на темной воде. Их всегда было двое, и они плавали рядом.

Вот они, эти высоченные ступеньки метро... дежавю. Сейчас выйду на залитую солнцем большую площадь и пойду наискосок, как водил меня всегда мой высокий (рост его был почти два метра) дед, крепко держа за руку. Его рука была очень высоко, и мне было неудобно. При переходе через дорогу он от напряжения сжимал мою руку и тянул вверх, и я шла, подпрыгивая. Мы с дедом, которому, кстати, было всего 44 года, когда я родилась, ходили в магазин «Игрушки» и покупали сырки в шоколаде. Здесь же на Чистых прудах происходила и моя последняя встреча с ним, когда мне было 9 лет. Он купил мне первые коньки «гаги», я их сразу надела, и мы пошли по парку к катку, под мелким снегом в свете фонарей. Так мы шли, не спеша и разговаривая: дед, высокий, стройный, с прямыми черными волосами и красивыми тонкими чертами лица, полный энергии и разнообразных неведомых мне знаний, олицетворение безопасности и защиты, и я, толстая третьеклассница, удивляющаяся тому, что могу ковылять на коньках даже по снегу и не падаю. Кстати, и по катку сразу нормально поехала. И не было потом в моей жизни мужчины, который любил меня сильнее, чем мой дед Юра.

О, есть неповторимые слова,
Кто их сказал – истратил слишком много.
Неистощима только синева
Небесная и милосердье Бога.
Анна Ахматова

Все началось с того, что ученицы школы Дункан, хихикая подбегали к моей бабушке после выступлений и сообщали: «Зинка! Там твой высоченный стоит и ждет, как всегда!» Она, распушив кудри, бежала к поклоннику, абсолютно не умея и не пытаясь скрыть живой интерес и что-то большее, чем симпатию в горящих глазах. Кстати о глазах: один глаз у бабушки был зеленый, а второй ярко-голубой. Это не очень заметно было, но при ближайшем рассмотрении оказывало совершенно гипнотическое действие. «Один кошкин, один мой!» - всегда говорил муж про ее глаза. Мужем и женой они стали через пару месяцев. Юра Левинсон, студент Текстильного института, оставил в коммуналке на Яузской набережной родителей и пришел жить к Зине в ее квартиру на Кировской вместе с доберманом Джерри, которого ему подарили еще в детстве, и о котором я рассказывала в главе «Утечка мозгов» в моем журнале http://ellenwisdom.livejournal.com/53968.html.

Вскоре красавица Зина поняла, что станет мамой. Как же она, эстет по жизни, не нравилась сама себе беременной. Она рассказывала мне, что на последних месяцах сбежала куда-то загород и жила там, чтобы никто не видел ее в таком виде. Вернулась в Москву, когда пришло время рожать. Зимой, перед новым годом появился на свет мой отец. Двадцатилетняя мамаша сразу его полюбила до умопомрачения, положила в большую картонную коробку много ваты, сверху простынку, на нее сыночка и стала любоваться. Он был очень похож на нее. Интересно, что в нашем роду было много черноволосых, черноглазых людей, но никто из следующих поколений этот вроде как сильный ген не наследовал. Мой родной брат, двоюродные брат и сестра – все светлые. Из всех четверых сомнительно-светло-карие глаза только у меня, как говорила моя мама «цвета детского поноса», а черные густые волосы, как у деда Юры так и остались мечтой. Кто же он, мой дедушка Юрий Эдгарович Левинсон, отец которого тоже родился в Москве и каковы его корни? Об этом расскажу завтра. Отскочу на два поколения назад со свойственной мне последовательностью. Там будет покруче Айседоры Дункан с Есениным. Вошла во вкус.

Зина и Юра Левинсон, мои бабушка и дедушка.
a_015


Бабушка Зина в 50 лет.
a_012


Слева направо: мой отец Олег Левинсон, бабушка Зина, моя мама Ирина в центре, дядя Марк, муж тети Люси, маминой сестры, и наконец - моя любимая тетя Люся, совершенно особенный человек в моей жизни, вернее тетя Люся - школа жизни, ей сейчас 79 лет, дай бог здоровья.

обе стороны
Tags: "Помнишь ли ты как улыбалось нам счастье, Воспоминания, МОИ РАССКАЗЫ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →