ellenwisdom (ellenwisdom) wrote,
ellenwisdom
ellenwisdom

Categories:

Савелий Кашницкий

ДЛЯ ЧЕГО НАМ СОЦИОНИКА.

Мой старший сын в возрасте шести-семи лет стал странным образом терроризировать родителей. Он не терпел наших с женой недетских разговоров. Стоило кому-то из нас обратиться друг к другу, как сын с воинственной решительностью занимал положение между нами и становился «переводчиком». Ни объяснения, ни даже волевые попытки пресечь эту тиранию к успеху не приводили. Незаметно мы с женой оказались в рабстве.
В то время я был еще едва знаком с недавно появившейся соционикой, но практическими методами информационного психоанализа не владел. Поэтому, когда у нас в гостях появилась Наталья Якушина, новосибирский соционик, мы попросили ее разобраться в смешной семейной проблеме, вносившей, однако, немалый дискомфорт в нашу жизнь. Определив социотипы членов моей семьи, Наталья Рэмовна сообщила, что мы все – из одной и той же квадры: жена – ГАМЛЕТ, сын – МАКСИМ, я – ТУТАНХАМОН.
Это, вообще-то, большое везение, все у нас будет хорошо. А нынешняя проблема объясняется тем, что выросший в тесной дуальной связи с матерью ребенок неохотно допускает в их уютный, самодостаточный мир кого-то третьего, будь это даже отец и соционический активатор (активация – тоже весьма комфортная связь). Кроме того, МАКСИМ вообще такой: собственник, ревнивец, он должен все знать, что происходит вокруг него, и контролировать каждое прозвучавшее рядом слово. Лучше относиться к этому с юмором, ребенок постепенно привыкнет к особенностям своего социотипа и приучится проявлять его менее навязчиво.
Самый же радикальный совет улучшения микроклимата в нашей семье был таким: дополнить квадру ЖУКОВЫМ, последним недостающим членом комфортной четверки. В принципе, совет соответствовал нашим неназываемым стремлениям.
Года через три родился второй сын. Едва вскарабкавшись на цокольный выступ здания роддома, я увидел на руках у жены широкогрудого бутуза с головкой кубической формы, он смотрел на меня через стекло и приветливо улыбался. ЖУКОВ – поставил я первый в жизни соционический диагноз, который впоследствии подтвердился. Спустя год родился третий мальчишка – улыбчивый, веселый, но плаксивый. Мне было уже нетрудно разглядеть тождественного.
Эти два дуальчика, которые растут почти как близцецы, совершенно гармонизировали мою семью. Старший сын моментально повзрослел, перестал контролировать нас с женой, увлекся ролью воспитателя. Мы ощутили, какая это удача – жить в обстановке полной квадры.
Остается гадать, какие включились скрытые механизмы гармонии. Неужели Всевышний так блестяще владеет методами соционики? А может, само ожидание ЖУКОВА, настрой на появление человека именно такого типа определили некую информационную матрицу? Объяснить этот феномен пока никто из моих коллег-социоников не смог. Но сам факт отраден и, по-моему, чрезвычайно интересен.
* * *
Один год нашей жизни прошел в Монреале. Пока жена растила малышей, а я примеривался к возможностям незнакомой жизни, старший сын ходил в школу, где интенсивно изучал французский язык – государственный в провинции Квебек.
Школы в Канаде устроены не так, как у нас. Начальных огромное множество, они совсем маленькие и расположены чуть ли в каждом микрорайоне, так чтобы любой малыш в течение десяти-пятнадцти минут преодолел расстояние от дома до места учебы. А вот средних школ, наверное, не больше пятнадцати на трехмиллионный мегаполис. Большинству подростков приходится ездить на автобусах. Каждая такая школа больше напоминает промышленное предприятие. К примеру, в той, где учился Даниил, было три с половиной тысячи учащихся.
Спустя несколько месяцев после начала учебы сын стал жаловаться на зрение. Офтальмолог констатировал прогрессирующую близорукость и советовал строго соблюдать гигиену умственного труда, в частности, следить за хорошей освещенностью рабочего места. Дома с этим как будто было все в порядке. А вот в школе – проблема.
В нескольких километрах от нее располагается аэродром, школа выстроена как раз под трассой идущих на посадку самолетов. Чтобы не мешал рев двигателей, архитектор не нашел ничего лучшего, как спроектировать школьное здание в виде герметичного ящика. Облицованная листами жести коробка не имеет ни одного окна. Освещение в классах люминесцентное. Занятия в средней школе продолжительные, часов по семь-восемь в день. Лампы же дневного света, как известно, через некоторое время после начала эксптуатации начинают мигать.
Поскольку добиться прорезки окон с установкой звуконепроницаемых стеклопакетов было нереально, оставалось одно – сменить школу.
Я отправился на поиски. В ближайшей к дому школе не оказалось, по словам директора, свободных мест. В другую школу моего сына не смогли принять, поскольку там все дети играют минимум на трех инструментах и обязательно выступают в оркестре. «На каких инструментах играет ваш сын?» - вежливо поинтересовался директор. «На флейте», - смущенно, от сильного преувеличения, ответил я. В третьей школе изучают три языка: помимо обязательных в Канаде английского и французского, еще один на выбор – немецкий или испанский. В свои 15 с лишним мой сын должен был хотя бы четыре года как изучать третий язык. «Каким третьим языком он владеет?» – уточнил директор. «Русским», - тоскливо ответил я. Собеседник пожалел, что в их школе пока нет этого богатого и красивого языка.
Вроде бы, все отказы были объективными. Но, прокручивая в памяти свои встречи с директорами, я вдруг обратил внимане на то, что все они почему-то оказались ДРАЙЗЕРАМИ. Может, дело вовсе не в музыкальных инструментах или третьем языке, а в моей для ДРАЙЗЕРА неубедительности? В паре ТУТАНХАМОН – ДРАЙЗЕР подзаказный (в данном случае, я) зачастую не внушает доверия. В самом деле, на вопрос, что заставляет менять школу, я с дурацкой прямотой начинал рассказывать историю про ящик без окон. И каждый директор удивленно пожимал плечами: видно, и для Канады история со «слепым» школьным зданием нетипична.
Как же я сразу не сообразил: да они мне просто не поверили! Может, решили, что у сына проблемы с товарищами или с педагогами. И, на всякий случай, отгородились вежливыми отговорками. Я должен найти директора-ЖУКОВА, своего дуала! Тогда и свободные места окажутся.
Четвертая из проверенных мною школ оставляла не много шансов на успех: маленькая, расположенная в уютном городке Утремон, где традиционно проживают местные предприниматели, эта школа, как правило, недоступна для детей из иммигрантских семей. Уже по небрежной одежде и надменным лицам отпрысков «квебекуа» (так здесь гордо именуют кореных жителей) я понял, что напрасно теряю время.
И все-таки, на всякий случай, заглянул из приемной в дверную щель директорского кабинета. За столом увидел грузноватого молодого мужчину в тяжелых очках с роговой оправой и массивным лицом с волевым подбородком. «ЖУКОВ!» – радостно изумился я и решил попытать счастья.
Посетитель из кабинета еще не вышел, но сам директор куда-то отлучился. Проходя мимо меня, он с улыбкой, неожиданной для этого сурового человека, осведомился, какое у меня дело. Я кратко ответил. И тут же был препровожден в кабинет, меня усадили, угостили чашкой кофе.
Ничего выдумывать я не стал - опять надоевший рассказ про идущие на посадку самолеты, жестяную коробку без окон, близорукость… «Знаю, знаю, - сочувственно подхватил директор, - у меня секретарь из той школы, видите, - он окликнул девушку из приемной, она вошла, и я заметил у нее такие же, как у босса, очки в роговой оправе, - ей здесь намного лучше, правда, Жослин?»
Документы оформили на удивление быстро. Уже назавтра сын пошел в другую школу. Новые одноклассники смотрели на него с удивлением: он оказался первым русским в Утремоне.
* * *
Жена купила новый смеситель. Не успела от души порадоваться блестящей никелированной обновке, и вдруг оказалось, что душевой шланг протекает, как китайский зонтик. Кинулась обратно к продавцу. Он осмотрел шланг и уверил: все в порядке, дефект следует искать дома, среди вентилей и прокладок. Вызвали сантехника, который все проверил и объяснил, что продавец блефует: просто не хочет заменять бракованный товар. Она – опять к продавцу. От него снова к сантехнику.
И вот уже течет не только шланг… Тогда уже мне пришлось подключаться к проблеме.
Расспросил, как выглядит продавец. Услышал: деловой, хозяйственный, обходительный, с пышными усами щеточкой. Подозреваю, жена, как обычно, подошла к своему дуалу, МАКСИМУ. А он, нечестивец, пытается словить мелкую выгоду на непрактичной женщине.
Даю установку: бери шланг, идем к нему вместе, только не показывай, что мы родственники.
Подходим. Света вежливо здоровается, спрашивает: «Вы меня помните?» Я не здороваюсь. Засунув руки в карманы куртки, мрачно молчу. Опять (в пятый, наверное, раз) извлечен шланг, излагается надоевшая история. Продавец, пощипывая ус (нервничает!), внимательно, будто впервые, осматривает шланг и восклицает: «Смотрите, да ведь у него уплотнительное кольцо отсутствует». Мгновенннно реагируя на свое открытие, он выносит из подсобки другой шланг и вручает жене. Она благодарит, вежливо раскланивается. Я с тем же мрачным молчанием разворачиваюсь, уходим.
Продавец, в самом деле, оказался МАКСИМОМ. Новый шланг безупречно исправен. Я, прикинувшись шлангом, вышел победителем. И все – благодаря соционике.
Если бы я стал давить на продавца, ругаться, угрожать, скорей всего, успеха не добился: волевого МАКСИМА силой не победишь. А вот мое молчаливое присутствие, таившее неясную угрозу, напрягло его интуицию – слабую, уязвимую сторону личности. Неосознаваемый страх, психологический дискомфорт продавец не выдержал, предпочел поступиться наживой.
* * *
Приведенные примеры достаточно убедительно, по-моему, показывают, как владение элементарными навыками соционики помогает легче справляться с препятствиями, то и дело возникающими на нашем жизненном пути.
Когда в вашей квартире исчезает свет, волей-неволей приходится вспоминать основы электротехники. Когда першит в горле, пригодятся простейшие, житейские познания в медицине. В конце концов, не справитесь сами – позовете электрика, сходите в ближайшую поликлинику. Профессионал поможет решить возникшую проблему.
А к кому обращаться, если вдруг приятель пронизывает хмурым взглядом? Если ни с того ни с сего грубит сын-подросток? Если, перейдя на новую работу, никак не можете почувствовать себя своим в новом коллективе?
Проблемы такого рода одолевают нас никак не реже, чем неисправность электросети, а отравить жизнь могут куда сильней, чем боль в горле. Но нас нигде не учили, что в таких случаях следует делать. И нет такой службы – перелистайте телефонный справочник хоть от корки до корки, - где согласились бы помочь в случае затруденных межличностных коммуникаций.
Существуют, правда, психологи, психоаналитики, психотерапевты. Все они где-то рядом. Но не помогут и они. Потому что есть специфические информационные проблемы личности. Примерно как сбой в программе компьютера. Только не «железного», а «психического», пронизанного нервной системой, который от всякой поломки болит.
Вот в этих случаях помочь способен грамотный соционик. Конечно, пока такого специалиста можно встретить не чаще, чем настройщика андаманской виолы. Поэтому есть смысл обучиться основам социоанализа самостоятельно.
Tags: Савелий Кашницкий, психология, соционика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments