February 26th, 2014

Оскар думает

Бося смирился

«Все! Я смирился!» - сказал Бося на своем кошачьем языке, но все поняли. Он продолжал свою пламенную речь, и глаза слушателей наполнялись слезами по мере того как эмоциональный накал… короче: «Я был самим собой восемь месяцев! Я держал оборону и защищал свою территорию и права, зная, что лучшая защита – это нападение. Я нападал, бил лапами наотмашь этого всех-непонятно-за-что-любящего параноика, предупредительно шипел, бил наотмашь и одновременно шипел, шел на него медленно, жутко сверкая глазами, а потом быстро нападал, бил, кусал и гнал, гнал по дому и во двор и опять по дому, отгонял его от еды и оттеснял от любимого хозяина. Толстые, пушистые и расчесанные коты соседей от одного моего взгляда и короткого боевого крика мгновенно в ужасе повисают на деревьях, а их хозяева начинают ныть: «ой, заберите своего агрессивного кота». Но этот чудик все равно меня любит. Он подходит утром и тычется носом в мою морду, виляет хвостом и пытается лизнуть в нос... Восемь месяцев я не пускал его на мое любимое кресло, но вчера он все-таки втиснулся. Я плюнул и терпел. Мы лежали рядом, а неразумные люди нас в восторге фотографировали. Он все время подскакивает и зовет меня играть. Он все время мелькает у меня перед глазами! Я даже подумал про Петербург, где когда-то вывели мою, позже подпорченную, породу… Но его любовь безгранична, при этом я отдаю себе отчет: он любит не только меня, но людей… всех, даже чужих на улице, собак, птиц и котов. Он радостно кидается приветствовать даже машины и иногда от счастья писает.. Мне кажется, что я, железный кот-милитарист полюбил прыгучего радостного холерика после того как он устроил истерику, разбудил хозяев и заставил их ночью открыть мне дверь, когда в начале февраля все забыли, что я гуляю по вечерам, контролируя округу. Да. Это любовь. Я люблю его. Я смирился».

IMG_4617.JPG