October 2nd, 2018

Клен над моей головой

Charles Aznavour

Утро, первое октября. Я в нашем банке, куда хоху уже скоро восемнадцать лет, и всех здесь знаю. Нажимаю кнопки, вся в мыслях о том, что как бы ни была длинна и полна событиями жизнь, все равно она когда-то заканчивается. Говорю грустно: "Шарль Азнавур умер сегодня..." Четыре пары глаз смотрят на меня вопросительно... "Шарль Азнавур", - говорю и вижу, что вопросительное выражение сменяется любезно-сочувственным, но все равно не понимают. Исполняю максимально-французское произношение, на которое способна: "Charles Aznavour..." Хлопают глазами. Две до седьмого колена британские канадки, она с итальянскими корнями, одна русская. Всем дамам  лет сорок-пятьдесят.
По пути домой захожу в химчистку. Изящная красотка-кореянка, хозяйка малюсенького бизнеса стоит в дверях, дышит холодным воздухом и смотрит на громадный совершенно зеленый еще клен, пытаясь увидеть знаки осени. Всегда одна. Мы знакомы лет десять, и она зовет меня "доктор Живаго" с тех пор как узнала, что я из России. "Доброе утро, доктор Живаго, ты слышала, что Шарль Азнавур умер!?" - смотрит трагически. Заходим в ее офис, беру свой свитер, и мы долго рассуждаем о том, что будь ты хоть командором ордена Почетного легиона, и автором тысячи песен, хоть любимцем всеобщим, праведником мира и светлой головой в девяносто четыре года... все равно когда-то жизнь заканчивается. Всмпоминаем и слушаем песню...