Клен над моей головой

Сохрани

Не знаю, почему я сегодня дважды посмотрела фильм "Сохрани мою речь навсегда", снятый к 125-летию Осипа Мандельштама.
Видимо, хотела что-то понять. По мне, поэт он гениальный, Анна Ахматова вообще считала его лучшим поэтом Серебряного века.
Фильм оставляет странное впечатление, хоть и очень проникновенно читает в конце последнее письмо жены поэта к нему Инна Чурикова. Никто бы лучше не прочитал. Тяжело.
Только я не поняла почему Мандельштам - фигурка из мультика... или марионетка, и почему на веревочках.

Странная сцена, где показан разговор со Сталиным Бориса Пастернака, которого преподнесли как мямлю и труса. Эффективный менеджер даже пристыдил его, говоря, что лез бы на стенку, если бы его друга посадили, спасал бы. Впрочем - неважно это все. Важно, что был Борис Пастернак и что он украсил своими стихами и прозой русскую литературу.

Странная сцена с Ахматовой и Гумилевым, ее стихи, и вдруг сразу слова "неврастенический жиденок" тем же женским голосом, что и озвучивал текст Ахматовой. Складывается впечатление, что это ее, Ахматовой слова, а это слова Зинаиды Гиппиус.... кто в курсе. Впрочем, кто теперь в курсе? Не пояснили. Это Зинаида так в письме Брюсову молодого Мандельштама представила. Снизошла. Кто сейчас ее помнит и Брюсова, от скрипучих стихов которого "скулы сводит"? Брюсов, надо заметить, такое представление скушал. «Дорогой Валерий Яковлевич, — написала Гиппиус, — некий неврастенический жиденок, который года два тому назад еще плел детские лапти, ныне как-то развился, и бывают у него приличные строки… Он приходил ко мне с просьбой рекомендовать его стихи вашему «вниманию». Я его не приняла... Стихи, конечно, стоящие. Но, вот, «жиденок».

Да, Мандельштам... "В ком сердце есть — тот должен слышать, время..."
Много стихов самого Мандельштама в фильме, но читают их истерически-восторженным голосом, и складывается впечатление, что поэт, который мог зарифмовать каждое слово одной строки с каждым словом второй строки:
"Ах! Матовый ангел на льду голубом!
Ахматовой Анне пишу я в альбом..."
и был идиотиком таким впечатлительным.

Да, Мандельштам, худой Осип с пороком сердца, не доживший до 50 лет, любитель пирожных. Впрочем в лагере "дожить" было бы странно.
Самый бесстрашный человек века, который он же и назвал "век мой, зверь мой".

"Это век волну колышет
Человеческой тоской..."

Тот кто далек и не в курсе, вообще из этих стихов не понял бы ничего. Я не знаю на слуху ли у людей "Бессонница
Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я список кораблей прочел до середины..."

Ну не поняли, переключили и все, но для тех кто стихи Осипа Мандельштама любит - фильм вполне интересный, поскольку есть, что послушать.

Тяжело.
Вот, что я вам скажу.

И что-то весь день крутится в голове песня Высоцкого...

"На слово «длинношеее» в конце пришлось три «е».
«Укоротить поэта!» — вывод ясен.
«И нож в него!» — но счастлив он висеть на острие,
Зарезанный за то, что был опасен!"
про эпизод с Пастернаком
luiza7 написала так:

Да, в фильме Романа Либерова - этот эпизод очень неудачен. Фильм очень интересен, но, он для тех, кто знает материал. И, к этому событию, его только вспоминает. Это, на мой взгляд, не очень-то правильно. А, в этом случае, вообще, полностью, искажает действительность, с точностью до наоборот. Не у всех же есть возможность, в полном объёме, читать источники. В данном случае, Надежду Мандельштам. Надо было об этом сказать оператору, который был на просмотре, при обсуждении фильма. Но, обсуждение затянулось, а я торопилась.

То, о чём Либеров рассказывает, с юмором, описано у Надежды Мандельштам. Которой, в голову не приходило говорить о Пастернаке, как о трусе. У него была прямо противоположная репутация. Человека, который ничего не сделает против совести. Напротив, Надежда Мандельштам подчеркнула то, что поэт, со всеми разговаривал, на равных. Он так всех ощущал. 14-летний Вознесенский был этим потрясён. Надежда Мандельштам, в своей книге, практически, дословно, передаёт разговор с Пастернаком о звонке Сталина. Это он ей его передал.
Пастернак был необычный человек. Как и все значительные поэты.
Когда он подходил к телефону, то, с кем бы он не разговаривал, он, всегда жаловался на то,что, в коридоре шумно. Все это знали. И, терпеливо ждали, когда он выскажется на эту тему. И только потом, начинали разговор по существу. Для Сталина, Пастернак не сделал исключения. Когда Сталин спросил Пастернака, друг ли он Мандельштаму, он ответил, как и было, "Нет, но любой поэт имеет право на любые стихи. И за это их сажать нельзя". Пастернак тогда верил в революцию и Сталина. Он считал, что Сталин не знает о том, что творится внизу. И был одержим стремлением встретиться с ним и рассказать о том, что, на самом деле, происходит. Когда Сталин позвонил, он, сразу попросил его об этой встрече. Это для него было самым важным. И был в недоумении от того, что Сталин его, сразу, не записал на приём. А положил трубку. Он считал, что он, может спокойно, менять тему разговора со Сталиным.
Пастернак думал, что, это, по какой-то непонятной, скорее всего, технической причине, прервался разговор. И сокрушался, что так и не смог со Сталиным поговорить. И рассказать, что творят те, кто внизу. Надежда Мандельштам понимала, что переубеждать Бориса бесполезно.Он ей не поверит. У него был свой образ Сталина,в который он верил.
Только после того, что произошло с Цветаевой, Пастернак понял, что Сталин и, без него, если не всё, то многое знал. А, иногда и был источником.

Борис Пастернак был одним из тех, кто встретил революцию с великой надеждой.В отличие от других членов своей семьи.Которая покинула Россию.
Как и Маяковский, с которым дружил.
Пастернак очень долго освобождался от иллюзий. Человек он был очень честный и мужественный. Иначе, не написал бы "Доктора Живаго". В преклонном возрасте.
Но, своеобразный. Цветаева не зря говорила, что Пастернак - "Весь мир в себе". В отличие от его друга, Маяковского, который был "Я во всём мире". Цветаева понимала, что оба они - глобальные люди. Поскольку Маяковский был больше открыт миру, чем Пастернак, он быстрее его понял, что происходит. И не перенёс крушения своих надежд.
В 30-х, Борис Пастернак был, аюсолютно уверен в том, что Сталина надо просветить о том, что происходит нечто невероятное, в отношении знакомых ему поэтов. Что Сталин занимается другими делами, и об этом не знает. Тогда, кстати, многие так думали.



Edited at 2016-02-13 09:14 pm (UTC)