ellenwisdom (ellenwisdom) wrote,
ellenwisdom
ellenwisdom

Categories:

И занесло меня на день рождения Александра Городницкого - 2

Так вот, продолжаю про концерт Александра Городницкого в бард-клубе "Гнездо глухаря". Началось все с поздравлений каких-то серьезных мужчин, губернатора какой-то области, а потом вышел на сцену адвокат Генри Резник, да как запоет! Кто бы мог подумать... И голос у него такой - что-то невообразимое, по определению А.П.Чехова "густой и представительный" бас. Песню спел, стихи почитал, опять спел, опять стихи и под конец сбацал песню "Таганка", и все пошло в каком-то другом направлении, не губернаторском, а веселом, бардовском, ехидно-подтрунивающем и жизнеутверждающем.



Вышел, спел изрядно постаревший, но не потерявший обаяния Александр Мирзоян. Потом свой поздравительный текст на музыку Городницкого пропел поседевший, но веселый Вадим Егоров. Там были слова "он еще заводит шашни..." ну, вы помните песню о Канаде:
" Нам усталость шепчет:"Грейся," —
И любовь заводит шашни.
Дразнит нас снежок апрельский,
Манит нас уют домашний.
Мне снежок — как не весенний,
Дом чужой — не новоселье:
Хоть похоже на веселье,
Только всё же — не веселье."

А тут еще подоспела с гитарой Галина Хомчик.
Пришли какие-то красавицы, надели на профессора восточный халат и и развели песнопения невольниц гарема.



Городницкий спел несколько песен и начал читать  новые стихи.



Если мною назовут пароход

Мне не страшен будет времени ход
На последнем для меня вираже,

Если мною назовут пароход
В дни, когда меня не будет уже.
Вспоминается ясней, что ни год,
Отдаленных побережий туман.
Если мною назовут пароход,
Снова я смогу пойти в океан.

Если мною назовут пароход,
То в далеком зарубежном порту,
Удивляться будет праздный народ,
Эту надпись прочитав на борту.
Если мною назовут пароход,
Попаду я на спасательный круг.
Пусть плывет он от полярных широт
До экватора и дальше на юг.

Чтобы топливо он бережно жег,
Увозящий экипаж от семьи,
Чтобы в сутки там хотя бы разок,
Снова песенки звучали мои,
Чтоб никто ни на свету, ни во мгле,
Не испытывал тоску или страх,
И забывшие меня на земле,
Вспоминали обо мне на морях.

Чтобы шел он через шторм и грозу,
Не старел и не ржавел много лет,
Чтобы там на побережье внизу
Мой нестарый красовался портрет.
И, в соленую попав синеву,
В беспределе Атлантических вод,
С ними вместе я еще поживу,
Если мною назовут пароход.
2018



Кривоарбатский переулок

Мне свет потусторонний лунный
Сулит иное бытие.
Люблю Москву, когда безлюдно
На спящих улицах ее.
И проступают переулки
Через высотные дома,
И стук шагов, звенящий, гулкий,
Разносит утренняя тьма.
Где посреди домов сутулых
Меня, как сорок лет назад,
Кривоарбатский переулок
Ведет с Арбата на Арбат.
И луч Луны зеленоватый
Серебряную тянет нить
К тому далекому Арбату,
В котором нам уже не жить.
2018




"Рахиль"


"Аэропорты 19 века"


"Атланты", "Перекаты", "Чистые пруды"




Дальше стихи Александра Городницкого из новой книги" Ступени Эрмитажа". Написаны в 2018 году.

Импрессионисты
Алене Петровской

Когда осенний дождь неистов
И день безрадостен в окне,
Припомню импрессионистов:
Дега, Сислея и Моне.
Когда густеет сумрак плотно
И не дает спокойно спать,
Взгляну на яркие полотна,
И жить захочется опять.
От буден серого кошмара
Сбежав на несколько минут,
Смотрю на женщин Ренуара,
Которые меня не ждут.
А если жизнь меня обманет,
И утро посулит беду,
Взгляну на тауэр в тумане
Или на лилии в пруду.
Творцы невероятной краски,
Бесцветной жизни вопреки,
Цветные создавали сказки,
Их негасимые мазки.
Была им, вероятно, лестна
Им предоставленная честь:
Изобразить наш мир окрестный             
Прекрасней нежели он есть.
2018

Пятистопый ямб

Когда ветра опустошают чащи,
И молодость подобна миражу,
Все чаще почему-то я, все чаще,
На пятистопый ямб перехожу.
Крутые океанскте глубины
Не возвратятся, юность возвратив,
И лица женщин, некогда любимых,
Сегодня превратились в негатив.
По возрасту давно ты в группе риска:
Сегодня здесь, а послезавтра там,
Становится уже не до изыска,
Когда судьба крадется по пятам.
Не обольщайся будущим уловом,
Услышав сердца сумеречный бой.
Не жди его, работая со словом:
Пускай оно работает с тобой.
Хорей и дактиль время приморозит,-
Для них потребна молодая прыть.
А пятистопый ямб подобен прозе,
В нем многое возможно разместить.
Когда дожди над головою плачут
И промокает старое пальто,
Первостепенной жизненной задачей
Не как писать становится, а что.
2018


Реинкарнация

Когда слабею, в буднях копошась,
Мне будущее видится не мрачным.
Реинкарнация дает нам новый шанс
Прожить еще раз более удачно.
Знакомый вспоминаю я напев,
Когда в "Яру", курчавый и не старый,
Свою рубаху красную надев,
Я в руки брал цыганскую гитару.
Была ты в Гане дочерью вождя,
Или в Балтийском море белой чайкой,
С тобою повстречались мы случайно,
Из жизни в жизнь опять переходя.
В Египте, чернокожий человек,
Я был рабом, а ты была царицей.
Душа потом опять переселится,
Переходя из века в новый век.
И там, куда сейчас мне не дойти,
На неизвестном будущем причале,
Тебя я повстречаю на пути
Не на исходе жизни, а вначале.
Иная жизнь, иные времена,
Другой язык, и облик, и одежда.
Виват реинкарнации, - она
Под старпость лет последняя надежда.
2018

Давай с тобой поедем на Канары,
В Австралию, Венецию и Рим,
Чтобы смотреть, как и другие пары,
На этот мир, что так необозрим.
Пусть на Земле, что на закат несется,
Где нас судьба взяла на карандаш,
Вечернее пронзительное солнце
Немыслимый нам высветит пейзаж.
Спешим скорей, не упуская шанса,
Из края, где гудит гиперборей, Чтобы перед уходом надышаться
Красотами тропических морей.
Где с ностальгией вспоминаешь все же
Послевоенный коммунальный кров,
Недолгий век, что невозвратно прожит
В сырых колодцах питерских дворов.
И, покидая неприютный Север,
Должны мы Бога поблагодарить,
За то, что дал и нам, как Моисею,
Увидеть мир, в котором нам не жить.
2018

"Монолог Моисея" с предисловием


Монолог Моисея


Прегрешенья наши, Господи, прости нам.
Пусть никто не обвинит меня в тиранстве.
Сорок лет вожу народ я по пустыне,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве.

Про жестокий им назначенный экзамен
Знают путники бредущие едва ли,
Эти женщины с бездонными глазами
И мужчины, что оковы разбивали.

Тот, в ком с детства кровь от страха в жилах стынет,
Неспособен жить при равенстве и братстве.
Сорок лет вожу народ я по пустыне,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве.

Вот идут они, словам моим поверя,
Позабыв об униженьях и напастях,
Но нельзя войти в сияющие двери
С синяками от колодок на запястьях.

Все возможно только средствами простыми.
Мы в самих себе не в силах разобраться.
Сорок лет вожу народ я по пустыне,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве.

След причудливый за нами вьется гибко.
Звон бубенчиков и топот караванный.
Тем, кто вышел вслед за мною из Египта,
Не добраться до Земли Обетованной.

Схоронив своих мужей в песке постылом,
Плачут вдовы в белом траурном убранстве.
Сорок лет вожу народ я по пустыне,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве.

Треплет ветер их убогую одежду.
Солнце гневное восходит на Востоке.
И внушаю им покорность и надежду
И считаю им отпущенные сроки.

Бурдюки с водой становятся пустыми.
Серый коршун растворяется в пространстве.
Сорок лет вожу народ я по пустыне,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве.

Скоро смерть в свои холодные объятья
И мое возьмет измученное тело,
Но не должен прежде срока умирать я,
Не закончив мне порученное дело.

И покуда не скончается последний,
Буду я водить народ мой по барханам.
В царство светлое войдет его наследник,
Лишь родителя увидев бездыханным.

Мне на посох все труднее опираться.
Бог всевидящий, меня не слышишь разве?
...Чтобы вымерли родившиеся в рабстве,
Чтобы вымерли родившиеся в рабстве!


Атлантида. Александр Городницкий верит Платону...


Tags: любимое, музыка, необъяснимое, поэзия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments