ellenwisdom (ellenwisdom) wrote,
ellenwisdom
ellenwisdom

Главы из новой книги "Израиль. Земля Обетованная"

Иерусалим, апрель 2011. Окончание


В этот апрельский день горячий ветер с пустыни по имени "хамсин" накрыл нас прямо в Старом городе. Он обжигал, но мы восторженно бегали среди светлобежевых стен и не сильно его замечали, только бутылки с водой быстро заканчивались. Подошли к мужичку, который продавал с лотка напитки в маленьких бутылках. Я попросила на иврите воду. Он сказал, что мне вода не нужна, а нужно вот это и протянул что-то светло-зеленое в бутылке. Ну, ясное дело - у каждого еврея всегда есть свое абсолютно правильное мнение. Говорю:
- Да ну, дай мне просто воду!
- Нет, геверет (госпожа), бери это! Ты мне «спасибо» скажешь!
- Ладно, спорить бесполезно. Беру. Спасибо.
- Сейчас ты мне «спасибо» не говори. Скажешь когда попробуешь! Пробуй!
- У меня еще вода есть...
- Пробуй!
- Мне неудобно с двумя открытыми бутылками!
- Пробуй!
Открываю и выпиваю все. Ледяной кисло-сладкий сок с мякотью лимона и еще какого-то фрукта. Вкусно немыслимо.
- Тода раба, адони! (Большое спасибо, господин мой!)


На следующий день нас опять потянуло в центр. Вошли через Яффские ворота. Магазины, кафе, чисто, красиво, все те же светлобежевые стены, узкие улочки, очень старые дома, сувенирные магазины. Живопись, ювелирные украшения, тихо, спокойно. Людей на улице очень мало, в основном англоязычные туристы. Вдруг идущая по улице старушенция останавливается, поднимает голову и гладя в окно где-то на уровне третьего этажа кричит на иврите во все горло: «Дора!!! Я забыла выключить картошку! Посмотри на плите! Дора! Быстро!» Сверху слышатся какие-то звуки, старушенция идет дальше. Что это было? Здесь в центре Старого города живут люди? Здесь, где все выглядит как театральные декорации они спят? Варят картошку? Может бабушка миллиардер? Я перестаю вообще что-либо понимать.

Гуляя мы опять вышли на узкие корридоры арабского базара. Сколько я здесь раз ни была – ориентируюсь плохо, это я раньше наврала в запале, что хорошо. Впрочем я нигде не ориентируюсь, у меня топографический кретинизм, я уже говорила. Мы никак не могли сообразить как пройти на территорию Стены Плача и посмотреть уже неспеша и подробно тоннель Храмовой горы, в которм тысячелетия видны как на ладони. Это мегалитная кладка т.е. сделаная из точно подогнаных, обточенных и сложенных непонятно кем и когда многотонных неподъемных камней. Смотрим по сторонам, видим идет православный священник в черной рясе с полненькой девушкой. Мы попросили: «Батюшка, вы нам не объясните как коротким путем пройти...» Он говорит: «Мы вас проводим, мы как раз в том направлении идем.» И батюшка нас проводил. Мы быстро пошли все вчетвером. Девушка, когда мы к ней присмотрелись оказалась красавицей лет пятнадцати. Она все время замедляла шаг около арабских магазинчиков и говорила: «Папа, купи это маме.» «Ступай, ступай, не останавливайся...» говорил батюшка, тихо подталкивая ее вперед, когда она застревала около магазинчиков. Пока шли поговорили с ним о местных ценах, что и где лучше покупать, узнали, что приехали они на две недели, и осталось у них пять дней, а уезжать со святой земли так не хочется. Поговорили про две популярные русские церкви Красную и Белую, про Русское подворье и комнаты для поломников где они остановились, и о том какая там трапезная, где всех приехавших вкусно кормят. Вывели они нас куда надо и пошли дальше своей дорогой. Спасибо батюшке с дочкой. Мы вскоре вошли в тоннель на площади у Стены Плача. Тот самый из мегалитической кладки. Я не смогу рассказать вам что я там почувствовала и поняла, потому что нет , к сожалению, ни в одном из трех моих языков таких слов. К тому же и настраивать вас не хочу – у каждого свое восприятие.

В арке недалеко от Западной Стены стояли два солдата и девушка-солдатка красоты немыслимой... Суламифь одно слово. Мы попросили на иврите солдатика сфотографировать нас с ней. Солдат тоже был красивым и загорелым, хорошо бы было и его в наш снимок пристроить. Он вдруг говорит по-русски: «Давайте я здесь встану, а вы садитесь на стул». И тут действительно неизвестно откуда выплыл стул. Я говорю: «А кто нас всех щелкнет?». Здесь второй солдат русоволосый и кареглазый говорит по-русски: «Давайте я щелкну». Только яркая брюнетка Суламифь с горячими миндалевидными глазами вежливо улыбалась и явно не понимала нашу русскую речь. «А глаза у Ривы... словно взрывы: черные с огнем внутри» вспомнился Евтушенко, которого я, наверное, на память не точно процитировала.

Sulamif1

Jerusalem russki soldat

PICT0195
Tags: Израиль, Израиль-Земля Обетованная, МОИ РАССКАЗЫ, МОИ ЭССЕ ОБ ИЗРАИЛЕ, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments